Новости

Банк ответит за пристава. Верховный суд РФ разъяснил, кто отвечает за неправильное списание долга

Читать
Очень важное для граждан разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда разбиралась в списании "долговых" сумм со счета некой гражданки. У женщины забрали деньги, которые трогать было нельзя. У нашей героини был долг, и пристав по исполнительному листу забрал средства со счета, куда гражданке шли положенные ей социальные выплаты. По закону есть деньги, которые никто не имеет права трогать, вне зависимости, есть у человека долг или нет. Социальные выплаты, которые делает государство, как раз и относятся к тем самым - "неприкосновенным" деньгам. Но, тем не менее, приставы с таких счетов деньги списывают достаточно часто. Потом человек месяцами обивает пороги судов и служб приставов, доказывая, что эти деньги трогать запрещается. В итоге, гражданин всегда побеждает. Но сколько нервов, времени и тех же денег уходит на такое доказывание? С таким спором и столкнулся Верховный суд, после чего растолковал, кто именно должен отвечать за неправильно взятые деньги - банк, который не мог не видеть, с какого счета списывает средства, или пристав, не поинтересовавшийся, что за деньги он забирает. Сразу подчеркнем главную мысль Верховного суда РФ - закон запрещает в счет долгов забирать социальные выплаты, но тот же закон не содержит четкого указания, кто конкретно должен контролировать источники поступления подобных денег. По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, ответственность в таких случаях несет и банк, и пристав. А кто именно - зависит от конкретных обстоятельств. Наша история началась с того, что некая гражданка принесла в суд иск к крупному банку. В иске женщины было сказано, что с ее счета в этом банке несколько лет назад списали по исполнительному листу почти 75 тысяч рублей в пользу другого банка. Причем деньги забрали с карты, на которую она получала только социальные выплаты. Это была пенсия после потери кормильца, пособие на ребенка и компенсация за проживание в зоне со льготным социально-экономическим статусом. Истица увидела списание не сразу, а спустя несколько лет. Но как только заметила, потребовала, чтобы банк, где у нее был этот счет, вернул деньги. Кроме незаконно списанных средств, она потребовала вернуть незаконно списанную сумму, а также компенсировать упущенную выгоду и моральный вред. Женщина свои требования аргументировала статьей 70 Закона "Об исполнительном производстве" в редакции, которая действовала на день обращения в суд. Эта статья перечисляет случаи, когда банк может не исполнить требования пристава: если на счете нет денег, средства арестованы, операции приостановлены или в других ситуациях, предусмотренных федеральным законом. К последнему случаю относятся социальные выплаты, обращать взыскание на которые запрещает статья 101 Закона об исполнительном производстве. Но районный суд встал на сторону банка. В своем решении суд заявил: на дебетовую карту гражданки могли приходить любые переводы. А банк-ответчик не имел права выяснять источники поступлений и самостоятельно решать, исполнять ли постановление пристава. Банк не мог оценивать правомерность требований судебного пристава - они для него обязательны, объяснил райсуд. Он решил, что факта списания самого по себе недостаточно для вывода, что банк причинил вред. По словам представителя банка, списания денег проводились по исполнительному листу и прекратились сразу же, как только банк получил постановление пристава об отмене обращения взыскания. Недовольная гражданка дошла до Верховного суда. Но Верховный суд поддержал эти выводы. Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на статью 70 Закона об исполнительном производстве, на которую ссылалась истица. Действительно, эта норма, по сути, устанавливает обязанность банка проверять источники средств, но только с 1 июля 2014 года. До этого дня действия банка, который списывает деньги по указанию пристава, являются законными. Проверить назначение поступлений женщине должна была служба приставов - именно она является надлежащим ответчиком по иску. Итак, Закон "Об исполнительном производстве" запрещает обращать взыскание на некоторые виды доходов, например, пособия на содержание детей или в связи со смертью кормильца. Так сказано в статье 101 Закона об исполнительном производстве. Если долги по исполнительному листу погасили за счет этих выплат, человек может потребовать их вернуть. Закон запрещает забирать соцвыплаты, но в нем нет четкого указания, кто должен за этим следить. Верховный суд четко разъяснил, кто ответит за ошибку - банк или приставы. Ориентироваться надо на дату списания спорной суммы. После 1 июля 2014 года банк должен проверять, можно ли наложить взыскание. Именно в этот день вступила в силу соответствующая редакция части 8 статьи 70 Закона об исполнительном производстве. Если же списание произошло раньше 1 июля 2014 года, когда такой обязанности у банков еще не было, значит, за ошибку отвечают судебные приставы. Поскольку в нашем случае перечисления со счета дамы проводились с осени 2013 по 11 сентября 2014 года - ответчиков здесь двое. До 1 июля 2014 года это служба судебных приставов, а после этого дня - банк.

Верховный суд вернул права из-за ошибки в протоколе

Читать
Водитель решил оспорить лишение водительских прав, потому что ему не разъяснили его права при составлении протокола. В документе в соответствующей графе было пусто, а рядом была подпись непонятно кого – без расшифровки. С учетом слов водителя, это заставило Верховный суд засомневаться, что водителю разъясняли его права. К тому же оказалось, что человек не получал повестку – дело мировой судья рассмотрел без него. Наказание за пьяную езду Летним утром 2019 года Павел Боровиков* ехал по трассе М-5 «Урал». На 24 километре автодороги его остановили сотрудники ДПС. Они предположили, что водитель находится в состоянии опьянения. Его попросили «дунуть в трубочку», но не разъяснили порядок проведения исследования. Алкотестер показал превышение, в воздухе содержалось 0,324 мг/л спирта. С результатом водитель не согласился, требовал отправить его на медосвидетельствование, но сотрудник полиции ему отказал. Инспекторы составили протокол об административном правонарушении (ч. 1. ст. 12.8 КоАП «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения»). Но, по словам Боровикова, ему не разъяснили его права. Спустя три месяца (11 сентября 2019 года) дело рассмотрел мировой судья Люберецкого судебного района Московской области. Боровиков на заседание не пришел. По его адресу направили повестку, а затем вернули на судебный участок в связи с истечением срока хранения. Мировой судья решил, что этого достаточно. Ходатайств об отложении от него не поступало, поэтому дело судья рассмотрел без водителя. В итоге суд признал Боровикова виновным. За езду в нетрезвом виде мужчину лишили прав на 1,5 года и назначили штраф 30 000 руб. (дело № 5-749/2019). Водитель с решением не согласился и направил жалобу в Первый кассационный суд общей юрисдикции, но он оставил наказание в силе. Тогда Боровиков пожаловался в Верховный суд. Судья ВС с выводами нижестоящих инстанций не согласился. Он учел заявление Боровикова о том, что сотрудники полиции предварительно не разъяснили ему права и обязанности, предусмотренные ч. 1 ст. 25.1 КоАП («Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении») и ст. 51 Конституции. ВС обратил внимание на ошибки, допущенные сотрудниками полиции при составлении протокола. Так, в графе «сведения о свидетелях и потерпевших» вписана фамилия, но из протокола непонятно, кто это – свидетель или потерпевший. Ниже, где информация о разъяснении прав, стоит подпись без расшифровки. Кому она принадлежит, неясно. А там, где должен был расписаться Боровиков о разъяснении его прав, ничего нет. ВС отметил: учитывая доводы самого Боровикова (что права ему не разъясняли) и отсутствие его подписи в протоколе, нельзя однозначно сказать, знакомили водителя с его правами или нет. Никифоров обратил внимание и на извещения: мировой судья рассмотрел дело без водителя, хотя повестку Боровиков не получил. В протоколе есть его номер телефона и согласие на СМС-уведомление о дате рассмотрения дела. Это значит, что после возвращения письма ему нужно было отправить сообщение. Мировой судья не вызывал на заседание и не допрашивал сотрудника, который составлял протокол об административном правонарушении, понятых и свидетеля. То есть не исследовал, как проводилось освидетельствование и действительно ли инспектор отказался направлять водителя на медосвидетельствование. ВС сослался на позицию ЕСПЧ, согласно которой все доказательства суд должен изучить в присутствии обвиняемого. Ему надо дать возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иначе нарушается право на справедливое судебное разбирательство. ВС отменил акты нижестоящих инстанций, а производство по делу прекратил за истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Отменить штраф реально Отменить административное наказание за управление ТС в состоянии опьянения или за отказ от прохождения освидетельствования можно по различным причинам: как из-за ошибок в действиях должностных лиц при составлении процессуальных документов, так и из-за судебных ошибок. Так, по делу водитель тоже не расписался в графе о разъяснении прав, но полицейские попытались это исправить. Инспекторы приложили к материалам дела оригинал протокола с похожей подписью. Но так как у водителя осталась выданная ему копия, он смог доказать, что в протоколе не расписывался. ВС отменил штраф и вернул ему права. По другому делу в протоколе об административном правонарушении водитель отметил, что не употреблял алкоголь, а всего лишь принял успокоительное. Раз водитель не был согласен с результатами освидетельствования, то его следовало направить на медосвидетельствование. Так решил райсуд. Он отменил постановление мирового судьи, который лишил водителя прав на 1,5 года. Кузнецов считает, что отменить штраф можно и в том случае, если нарушен порядок привлечения понятых. Например, в одном деле сотрудник ГИБДД отстранил водителя от управления авто при одном понятом. ВС указал, что согласно ч. 2 ст. 27.12 КоАП («Отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения») понятых должно быть двое либо должно записываться видео. Поэтому ВС прекратил дело за недоказанностью обстоятельств. Права вернут, если окажется, что понятой был только «на бумаге». Так произошло по делу № 12-10/2011. По ходатайству водителя в суде допросили понятого. Он признался, что его не было при освидетельствовании и отстранении водителя от управления машиной. А протоколы подписал по «настоятельной просьбе» сотрудников ГИБДД. В итоге райсуд производство по делу прекратил. * имя и фамилия изменены редакцией

Верховный Суд объяснил, когда обвиняемому нельзя назначать реальный срок

Читать
Характер и степень общественной опасности преступления сами по себе не могут свидетельствовать о невозможности исправления обвиняемого вне изоляции от общества: решение о назначении реального или условного наказания должно приниматься с учётом совокупности всех обстоятельств дела, указывает Верховный суд (ВС) РФ. Он отмечает, что суды не должны в приговоре ограничиваться лишь ссылками на общие положения закона о назначении наказания и о порядке применения статьи 73 УК РФ, а обязаны мотивированно объяснять, почему отказывают подсудимому в условном наказании. ________________________________________ Суть дела Верховный суд РФ изучил дело жительницы Ивановской области, осуждённой к двум годам колонии общего режима за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Апелляционная инстанция оставила приговор в силе. Второй кассационный суд общей юрисдикции наказание смягчил до 1,5 лет лишения свободы, признав смягчающим обстоятельством наличие на иждивении малолетнего ребёнка. Однако ВС счёл, что все инстанции допустили существенные нарушения норм закона при рассмотрении этого дела. Позиция ВС ВС посчитал, что суды неправильно применили нормы уголовного закона при назначении виновному наказания: суд не нашел оснований для применения положений статьи 73 УК РФ, признав, что характер и степень общественной опасности содеянного указывает на то, что цели наказания могут быть достигнуты только в условиях изоляции от общества, но в то же время обстоятельств, отягчающих наказание, суд не установил. «Таким образом, приведя лишь общие положения закона о назначении наказания и о порядке применения статьи 73 УК РФ, суд не указал мотивы, которые бы свидетельствовали об отсутствии возможности исправления без реального отбывания наказания. Вместе с тем наряду с характером и общественной опасностью преступления суд указал на учет обстоятельств, смягчающих наказание осужденной: признание вины и раскаяние в содеянном, наличие на иждивении детей, противоправность и аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, активное способствование раскрытию и расследованию преступления», - указывает ВС. Также суд в приговоре утверждал, что учёл положительные характеристики обвиняемой, отсутствие судимости и привлечения к административной ответственности. «Однако при этом суд не принял во внимание, что все они в своей совокупности так уменьшают степень общественной опасности совершенного преступления, что при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, свидетельствуют о возможности исправления без реального отбывания наказания, что является основанием для применения правил статьи 73 УК РФ», - отмечает ВС. Высшая инстанция сама изменила состоявшийся по делу приговор и постановила на основании статьи 73 УК РФ назначенное обвиняемой наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы считать условным с испытательным сроком на 1 год и освободить фигурантку из-под стражи.

Можно ли из-за пандемии просрочить уплату налогов, рассказал ВС

Читать
Пандемия не является уважительной причиной, чтобы физлицам не платить налоги вовремя, объяснил ВС в третьем «коронавирусном обзоре». Но он отметил, что в некоторых случаях отсрочка возможна. Правительственное постановление от 2 апреля 2020 года № 409 «О мерах по обеспечению устойчивого развития экономики» в том числе продлило сроки уплаты налогов для организаций и индивидуальных предпринимателей. То есть, если речь идет о физлицах, они должны платить налоги как обычно (в сроки, установленные НК). Верховный суд в третьем «коронавирусном обзоре» отметил, что субъект или муниципальное образование может принять акт о продлении срока уплаты налога для физических лиц. При этом лицо, которое претендует на изменение срока, должно подать заявление о предоставлении отсрочки. А после одобрения пени на сумму задолженности ему начисляться не будут. Если решение о продлении уплаты налогов муниципалитет или регион не приняли, то сама по себе пандемия коронавируса не является основанием для переноса срока исполнения обязанности по уплате обязательных платежей. Физлицо в таком случае не освободят от пени за просрочку.

ВС разъяснил правила повторного предъявления исполлиста

Читать
Женщина задолжала почти 800 000 руб. по кредитному договору. Приставы возбудили исполнительное производство, но взыскать ничего не удалось. Производство закрыли по причине «невозможности установить местонахождение и имущество должника». Через пять недель взыскатель снова потребовал возбудить производство, но ему отказали: еще не прошло шести месяцев с окончания предыдущего. Нужно в таком случае ждать полгода или нет, решал ВС. В 2014 году Сбербанк взыскал с Валерии Козловой* 795 043 руб. задолженности по кредиту. Спустя год, в июле 2015-го, Центральный районный суд Сочи заменил взыскателя на ООО «Агентство по взысканию долгов «Стартилат». В ноябре 2018-го суд выдал агентству исполнительный лист, а Лазаревский районный отдел судебных приставов возбудил исполнительное производство. В марте 2019-го пристав-исполнитель вернул исполлист взыскателю со ссылкой на п. 3 ч. 1 ст. 46 закона об исполнительном производстве № 229-ФЗ («невозможность установления местонахождения должника, его имущества либо получения сведений о наличии принадлежащих ему денег и других ценностей»). Через пять недель «Стартилат» повторно обратился в районный отдел судебных приставов, попросив снова возбудить производство в отношении Козловой на основании все того же исполнительного листа. Пристав отказал компании, потому что она могла предъявить исполлист только через шесть месяцев после окончания предыдущего производства (ч. 2.1 ст. 30 ФЗ об исполнительном производстве). А если взыскатель не хотел ждать, он должен был передать сведения о том, что имущественное положение должника поменялось. Этого «Стартилат» тоже не сделал. Агентство обжаловало отказ в суде. Но три инстанции признали постановление пристава законным, полностью согласившись с его аргументацией. Тогда «Стартилат» обратился с жалобой в Верховный суд. Не то основание Правило о шестимесячном сроке действует в зависимости от причин, по которым пристав вернул исполнительный лист, указала тройка судей. Это ограничение работает только если производство окончили по причине недостаточности имущества (п. 4 ч. 1 ст. 46 закона № 229-ФЗ). Но «Стартилату» исполлист вернули потому, что пристав вообще не смог найти имущество должника (п. 3 ч. 1 ст. 46 закона № 229-ФЗ). Было его достаточно или нет, пристав выяснить не смог. Получается, «Стартилат» не должен был ждать шесть месяцев, прежде чем повторно подать исполлист, решил Верховный суд. Он отменил акты нижестоящих судов, признал отказ пристава-исполнителя незаконным и обязал его возбудить исполнительное производство в отношении Козловой. Вывод, к которому пришел ВС, объясняется самой сутью ограничительного срока. Нет смысла ждать шесть месяцев, потому что неизвестны обстоятельства, которые могли бы за это время измениться и тем самым повлиять на возможность взыскания (например, имущественное положение должника). Когда исполнительный лист можно предъявить повторно? Если взыскателю вернули исполнительный лист, по которому взыскание не производили или произвели частично, он может предъявить его повторно. Основания такого возврата предусмотрены ст. 46 закона об исполнительном производстве. Среди них: • заявление взыскателя; • отсутствие возможности исполнить лист, который обязывает должника совершить определенные действия; • отсутствие имущества у должника; • отсутствие возможности установить местонахождение должника, его имущества; • отказ взыскателя оставить за собой нереализованное имущество должника • и другие. Принести исполлист еще раз можно при взыскании периодических платежей, добавляет партнер Allen & Overy в России Игорь Горчаков. Но всегда надо соблюдать установленные сроки. По общему правилу, для исполлиста такой срок составляет три года с момента вступления в силу решения суда о его выдаче (для периодических платежей – срок, на который они присуждены, плюс три года после его окончания). Если исполлист после предъявления вернули взыскателю, то три года начинают идти заново. Исключение – ситуации, когда взыскатель сам отозвал документ или мешал его исполнению. В таких случаях после возврата листа срок начинается заново, но из него вычитают время, когда документ был на исполнении. * Имя и фамилия изменены редакцией.