Назначение за одно правонарушение одновременно судебного и административного штрафа не допускается

 
Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2021 г. N 10-П
Предметом рассмотрения КС РФ стал вопрос о конституционности ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, конкурсного управляющего либо временной администрации финансовой организации, выражающееся в том числе в непредоставлении (несвоевременном предоставлении) этим лицам сведений или документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей.
Поводом для рассмотрения этого вопроса послужила жалоба директора организации, привлеченного к ответственности в связи с непредоставлением временному управляющему бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника за три года, предшествующих введению процедуры наблюдения. В связи с тем, что соответствующая обязанность была предусмотрена определением арбитражного суда о введении наблюдения, на заявителя в порядке ст. 119, 120 и 332 АПК РФ был наложен судебный штраф за неисполнение судебного акта. Вскоре после этого он был также оштрафован на основании ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ за нарушение п. 3.2 ст. 64 Закона о банкротстве, которым установлена обязанность руководителя должника про предоставлению документов, воспроизведенная в определении арбитражного суда о введении наблюдения.
При производстве в рамках дела об административном правонарушении был отклонен довод заявителя о недопустимости привлечения его к административной ответственности после назначения судебного штрафа. Суды пришли к выводу, что в действиях заявителя имеют место два самостоятельных правонарушения - неисполнение акта арбитражного суда, ответственность за которое предусмотрена АПК РФ, и несоблюдение требований законодательства о банкротстве, влекущее административную ответственность. Поскольку судебный штраф не является мерой административной ответственности, его наложение, по мнению судов, не исключает возможности применения к заявителю административного взыскания.
Оценивая обстоятельства дела, КС РФ указал, что в силу п. 3.2 ст. 64 Закона о банкротстве введение арбитражным судом в отношении должника процедуры наблюдения и утверждение временного управляющего автоматически влечет за собой возникновение у руководителя должника обязанности, помимо прочего, предоставить временному управляющему бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Следовательно, неисполнение этой обязанности является нарушением именно законодательства о банкротстве, а не судебного акта арбитражного суда о введении наблюдения, в котором воспроизведена соответствующая норма. В таком случае нарушитель подлежит ответственности на основании положений КоАП РФ.
Толкование же действующего правового регулирования в значении, допускающем применение к руководителю должника и административного наказания за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, и судебного штрафа за неисполнение судебного акта арбитражного суда в связи с установленным в отношении него одним и тем же фактом нарушения обязанности, предусмотренной п. 3.2 ст. 64 Закона банкротстве, вступало бы, по мнению КС РФ, в противоречие как с конституционным запретом повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние, так и с принципами обоснованности и соразмерности (пропорциональности) ограничения прав и свобод человека и гражданина.
Поскольку норма ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ в системе действующего правового регулирования не предполагает такой возможности, она признана не противоречащей Конституции Российской Федерации.

 
новость была опубликована 22 Апреля, 2021 09:24